Статьи

Восход, закат

Пауль Госсен / 20.12.2007 / 00:13

Художник: Александр Ремизов

— Красота! — выдохнул Август.

Он сидел на берегу в одних плавках, рядом на песке сушился скафандр, чуть дальше лежали мольберт и сумка с красками. Двойная звезда АМ100108369 медленно поднималась из океана.

— Тебе правда нравится? — спросил робот цивилизации циркулей.

— Еще бы, ради этого восхода я пересек пол-Галактики.

— А мне все равно, — сказал робот. — Что восход, что закат... Ты, наверное, тоже художник?

— Художник, — кивнул Август. — А почему «тоже»?

Они встретились полчаса назад, когда Август выбрался на берег. Его звездолет был расплющен и затянут черной дырой, вопреки всем астрономическим законам оказавшейся на орбите планеты. Маленькая — размером с теннисный мячик — она за пару минут сделала свое черное дело. Август чудом успел выпрыгнуть за борт, прихватив реактивный ранец и принадлежности художника. Упал в океан, более часа добирался до берега. Робот цивилизации циркулей помог ему снять скафандр и накормил плодами пьяного дерева, что росло среди руин неподалеку.

— Здесь все художники... — ответил робот. — Были.

— Что значит «были»? — Август покосился на руины. — Цивилизация художников?

— Цивилизации здесь нет. И животных нет. Только пьяное дерево — говорят, его плоды веселят душу.

— Кто говорит?

— Художники.

Август озадаченно почесал затылок:

— И откуда они взялись?

— Прилетели, как и ты, — сказал робот. — Двойная звезда АМ100108369 очень красива. Со всей Галактики прилетают сюда, чтобы рисовать восходы и закаты. Черная дыра на орбите планеты погубила много звездолетов. И все художники выплыли на этот берег — на планете только один остров.

Август вскочил на ноги:

— Где они?

— Кто?

— Художники со всей Галактики.

Робот указал на развалины:

— Я похоронил их за картинной галереей. Хочешь взглянуть?

— Что? Они погибли?

— Умерли.

— Как?

— От старости.

— Все?

— Конечно. Последний — сто восемьдесят три года назад. Галактика слишком велика, чтобы сюда прилетали чаще.

Август опустился на песок:

— Ты хочешь сказать, что в ближайшие два столетия на эту планету никто не прилетит?

— Да, вероятность появления нового художника раньше этого срока мала. Обычно приходится ждать много дольше.

— А ты... — у Августа перехватило дыхание, — ты сам-то здесь давно?

— Сорок тысяч лет, — ответил робот. — Я заряжаюсь энергией АМ100108369 и могу существовать практически вечно. За это время на планету попало тридцать семь художников с разных планет. Я не в счет. У циркулей не бывает художников. Что восход, что закат... мне все равно. Я прилетел зарядить аккумулятор.

— И что здесь делают... художники?

— Рисуют. Выкладывают мозаику. Плетут кружева. Кто руками, кто хвостом. Восход, закат... Один построил картинную галерею, — робот снова указал на развалины. — Давно, три тысячи лет назад. Там я храню картины. Многие выцвели, но некоторые сохранились. Хочешь взглянуть?

— Позже.

— В любое время, пожалуйста, — сказал робот. — Они знали, что кто-нибудь еще прилетит. И рисовали для них... для тебя. И ты рисуй. Для тех, кто прилетит после... Восход, закат... Жаль, что мне все равно...

Двойная звезда АМ100108369 оторвалась от линии горизонта и плавно пошла вверх. Огромные огненные зайчики плясали на воде. Август смотрел, не в силах отвести взгляд, смотрел до рези в глазах — по его щекам текли слезы.

— Красота, — повторил он.

— Восход, закат... — повторил робот.

ОБ АВТОРЕ

Пауль Госсен (Paul Gossen) по профессии журналист и библиограф. Живет в небольшом городке к югу от Берлина. Пишет стихи и фантастические рассказы. Публиковался в Германии, Франции, Канаде и России (в журналах «Мир фантастики», «Игромания», «Техника-молодежи», «Полдень, XXI век», «Звездная дорога», «Вселенная, пространство, время» и во многих других столичных и региональных сборниках). Рассказ Пауля Госсена «Королевство за $9,99, включая НДС», по итогам опроса читателей, признан лучшим НФ-произведением, опубликованным в 2006 году в Германии на русском языке.

blog comments powered by Disqus
Обратная связь
Имя
E-mail
Сообщение:

Отправить