Статьи

Королевство за $9,99, включая НДС

Пауль Госсен / 20.12.2007 / 00:13

Художник: Александр Ремизов

Жил да был я. В Тридевятом Виртуальном Королевстве. Месяц — два бакса, полгода — трешка, а если арендовать на пожизненное пользование — $9,99, включая НДС.

Должность у меня — король. В реале я, правда... Но не будем о грустном. А здесь — король. Замок с башенками на холме, леса-поля... Красота! И все как настоящее. Хоть в лупу рассматривай, хоть руками трогай. По утрам рыцарские турниры, по вечерам — балы. По вторникам крестовые походы на соседние царства-государства, по четвергам жду неприятеля к себе. Раз в месяц — свадьба. Нет, гарем я не держу — королевство мое христианское. Поэтому действую по методу Синей Бороды: отгулял медовой месяц и супругу в расход. А то присосется пиявка, как в реале... Но не будем, не будем о грустном.

Казнь королевы — это всегда праздник. Зевак собирается целая площадь. «Да здравствует король!» — кричат и все такое. Видели ли вы когда-нибудь глаза своей жены после вынесения ей смертного приговора? Я — каждый месяц. Очень, знаете ли, поднимает самооценку.

Так я и жил. Горя не знал, в реал лишь на работу ходил. Проблем с невестами в Тридевятом не было. Я им приворотное в бокал. Выпьют и влюбятся. В меня — Эрика Некрасивого. И не просто влюбятся, а втрескаются по уши. Можно руку и сердце предлагать, можно дурой называть — смотрят преданно, а глаза большие и голубые.

Невест я отбирал сам. На королевских балах. Для чего ввел специальный «Декрет о Золушке», который строго карал родителей, запрещавших дочерям посещать дискотеки. И девушки шли на мои балы, как загипнотизированные. Знали, чем все может кончиться, а все равно — подавай им острых ощущений. Я восседал на троне, тискал очередную королеву и выслушивал советы придворных.

— Ваше величество! Ваше величество! — шептал мне на ухо первый министр Джое Сильвера. — Обратите внимание на Якобину — дочку мясника. Вон ту блондиночку.

— Да они все блондиночки, — отвечал я.

— Она в желтом, ваше величество, — не унимался Сильвера. — А подол петухами расшит...

— Даже не смотрите, ваше величество, — сопел в другое ухо палач Том Байрон. — Подол с петухами — ну и вкус! Взгляните лучше вон на ту блондиночку.

— Да они все блондиночки, — вздыхал я.

— Она в голубом, ваше величество, — уточнял палач. — А подол с единорогами. Кристина — дочка звездочета. До чего аппетитная...

Надо признать, что все девушки в Тридевятом были практически на одно лицо. Носики-курносики, чуть надутые губки, обесцвеченные кудряшки. Матрицей для них послужило старое фото из журнала «Плейбой». Программист, понятно, девушек подретушировал, одел одну в желтое, другую в голубое. Но заголишь королеву, а там одно и то же, одно и то же! И никаких новых геометрических перспектив.

На этом я и погорел. Как-то во вторник напали мы на Новую Трансильванию — виртуальную империю, где правил Дракула II. Поход прошел успешно: разбили рыцарей, спалили окрестные деревни, осадили замок. Дракула II зубы в бойницу скалит, словами нехорошими нас кроет. Мои воины посыпают замок стрелами, но на штурм идти не хотят — опасаются чанов с кипятком. И тут заскрипели и открылись ворота замка. Глянул я: стоит в проходе девушка. Черноокая. В красном. А на подоле василиск вышит. Она-то нам ворота и открыла. Ворвались мы в замок. Дракула II дал деру в реал, но мы отвели душу на кухарках — порубали всех в капусту. Потом забросил я черноокую на коня и галопом к себе в Королевство.

Ну, а по возвращению сразу же приказал казнить королеву, достал склянку с приворотным и подступил к пленнице.

— Как зовут тебя, — спрашиваю, — красавица?

— Рафаэла, ваше величество, — отвечает Рафаэла и падает передо мной на колени.

— Что же ты, Рафаэла, ворота открыла? Господина своего Дракулу II предала.

Заблестели в глазах чужеземки слезы.

— Замуж он меня за себя звал, ваше величество. Уж и день свадьбы назначил. А я не хотела.

— Как так? — осерчал я. — Слово государя для программы — закон.

Разрыдалась тут Рафаэла пуще прежнего, руки заломила и говорит:

— Вас я люблю, ваше величество. Сиротой я росла, без матери, в детстве с папой на работу в казначейство ходила, а там, чтоб не скучать, с монетами играла. И попалась мне как-то заграничная монета с вашим профилем. Я как ее увидела, так в вас и влюбилась.

— Влюбилась? — удивляюсь. — Да я же Эрик Некрасивый.

— Для кого и некрасивый, — отвечает девушка, — а я ту монету за щеку спрятала, из казначейства вынесла и с тех пор любовалась вами втайне.

И достает из-за щеки золотой гульден с моим профилем.

— Опомнись, дура! — кричу, а самому приятно. — Я ж всех своих жен казнил.

— Так до того месяц с ними жили, — отвечает чужеземка. — Да за такое счастье и жизни не жалко.

Тут-то я и растаял окончательно. Плеснул приворотное в бокал, спрашиваю:

— Пойдешь за меня замуж?

Отодвинула Рафаэла бокал, глаза засверкали:

— Я, ваше величество, за вас и без всякого приворотного пойду. Ибо люблю вас сильнее жизни. Одного боюсь: все ваши жены блондинки были, а я черненькая — наскучу быстро. Пожалейте меня, ваше величество: выпейте приворотное сами и подарите скромной девушке месяц безумной любви.

Хорошо сказала. Я чуть сам не разрыдался. Осушил одним залпом бокал, глянул на Рафаэлу влюбленным взглядом, подхватил на руки и понес в тронный зал. Мы как раз кольцами обменивались, когда моей бывшей под окном голову отрубили. Непередаваемые ощущения!

***

И стали мы жить. В принципе, у черноокой под красным оказалось то же самое, что у других под желтым и голубым. Но с небольшими отличиями. Тут чуть поуже. Там чуть пошире. Плюс родинка на интересном месте. А что моя Рафаэла в спальне вытворяла! Не перескажешь.

И вдруг...

— Ваше величество, — шепчет мне Джое Сильвера, — сегодня месяц, как вы с Рафаэлой свадьбу сыграли...

— Пора бы ее того... — потирает мозолистые руки Том Байрон.

— Как месяц? — удивляюсь. — А ведь и вправду... Так я же новую невесту еще не выбрал.

— Выберете, ваше величество, — это опять Сильвера. — Девушек в Тридевятом много. А с этой пора кончать.

— Постойте, — кричу. — А если у меня к ней серьезное чувство?

— Ваше величество, — умиляется палач, — тем острей будут ваши переживания в момент казни.

— Хорошо, — вздыхаю, — подготовьте указ, я его подпишу... на днях.

— Указ давно готов, — кланяется первый министр.

Что ж, имидж короля превыше всего. Взял я перо, занес над указом... И тут — ба-бах! — распахнулась дверь и в тронный зал вбежала моя Рафаэла.

— Поздравьте, ваше величество! — кричит, — Я беременна!

— Не может быть! — кричат Сильвера и Байрон.

— Может, вот справка от придворного врача.

Что тут скажешь? Казнить Рафаэлу? И вместе с ней наследника престола? Фиг вам! Прогнал я первого министра и палача с глаз долой и закатил пир на все Тридевятое.

Ну, а через пару недель у Рафаэлы округлился живот. Почему так быстро? Я и сам поинтересовался. И Рафаэла мне объяснила, что у них в Трансильвании за год по три урожая снимают, а уж детишки растут — куда там нашим грибам.

И точно, вскоре родился наследник престола Феропонт Мудрый. Оргии в королевской спальне прекратилась, начались пеленки-распашонки... Наследник оказался плаксой. Сирена, и только. Я поначалу крепился, уши затыкал. Потом стал все чаще задерживаться в реале. На недельку. На две. Летом взял отпуск и махнул со своей змеюкой на море. Читал ей Верлена, цветы как-то подарил, но потом... Ладно, я же обещал: не будем о грустном.

Вернулся я в Тридевятое только осенью. Гляжу — Феропонт подрос, на вид ему лет шестнадцать. Книжки по программированию читает, каратэ освоил. И Рафаэла не скучает: в мое отсутствие взяла государственные дела в свои руки, указы подписывает — только бумага шуршит.

— Ты где был? — спрашивает, и не слышу я в ее голосе былой любви. — Я тут без тебя две войны выиграла, наследника вырастила. А ты в реале с вонючими женщинами развлекаешься.

— Почему это «с вонючими»? — возмущаюсь.

— В реале все имеет запах. Значит, и бабы все вонючие. И ты мне зубы не заговаривай, ваше величество. Ответь лучше, когда в следующий раз пропадешь?

— Не знаю, — говорю. — Работа у меня. То да се.

— А раз не знаешь, — говорит Рафаэла, — подпиши указ о передаче власти наследнику.

Тут-то вся любовь у меня из головы враз вылетела.

— Измена! — кричу.

Но без толку. Первого министра Джое Сильвера по приказу Рафаэлы казнили. Что до палача Тома Байрона — то он его и казнил, переметнувшись на сторону королевы.

— Подпиши по-хорошему, — требует Рафаэла.

— Не подпишу, — ерепенюсь я. — Самозванка! Дрянь!

— Тогда, — говорит, — тебя отстранит от власти Королевский Совет, как слабоумного.

— Это я-то слабоумный!.. — начал я, но тут двое стражников схватили меня за руки и повели на Совет.

Там уже ждали палач Том Байрон и наследник Феропонт Мудрый.

— Сколько будет 46790654 умножить на 6356865? — спрашивает Байрон.

— Я вам не калькулятор, — отвечаю.

— Да это же элементарно, — смеется Феропонт, — 297441870739710.

— У меня гуманитарное образование, — говорю. — Так что, попрошу вопросы без циферок.

— Это запросто, — соглашается палач. — Расскажи наизусть «Виртуальный свет» Гибсона.

— Вы что — очумели? — кричу.

А Феропонт Мудрый начинает:

— «Курьер прислонился лбом к слоеному пирогу стекла, аргона и ударопрочного пластика. Над окраинами города висит боевой вертолет...»

— Заткнись, — кричу я. — Ты же программа. А я — человек.

Но разве тут что-то докажешь. Отстранили меня от власти, сослали в деревню коз пасти. Хотел я народное восстание поднять, да куда там! Крестьяне вилами побили, девушки обсмеяли.

Тут объявился из реала Дракула II, тот самый. Рафаэла упала в ноги Феропонту Мудрому и покаялась, что его настоящий отец — трансильванский император. Феропонт заключил своего нового отца в объятия и тут же скончался от неизвестной болезни. Вся власть перешла к Рафаэле — королеве-матери. Через день она вышла замуж за Дракулу II, и Тридевятое Королевство мирно вошло в состав Новой Трансильвании. Обставил меня император, как мальчишку. Я понял, что ловить больше нечего, и слинял в реал.

Такая вот история. Хотя убытков, если вдуматься, всего-то на $9,99. Было бы с чего расстраиваться.

ОБ АВТОРЕ

Пауль Госсен (Paul Gossen) по профессии журналист и библиограф. Живет в небольшом городке к югу от Берлина. Пишет стихи и фантастические рассказы. Публиковался в Германии, Франции, Канаде и России (в журналах «Мир фантастики», «Игромания», «Техника-молодежи», «Полдень, XXI век», «Звездная дорога», «Вселенная, пространство, время» и во многих других столичных и региональных сборниках). Рассказ Пауля Госсена «Королевство за $9,99, включая НДС», по итогам опроса читателей, признан лучшим НФ-произведением, опубликованным в 2006 году в Германии на русском языке.

blog comments powered by Disqus
Обратная связь
Имя
E-mail
Сообщение:

Отправить